Индейские сказки.

Автор Наманджигабо, 05 июня 2022, 19:09

« назад - далее »

Damaskin

Цитата: _Swetlana от 04 сентября 2022, 22:51Недавно только узнала, что на Балканах была такая скрепа. Не в курсе точно, везде ли, я применительно к Черногории, ее отдаленным горным районам, узнала, но похоже, что везде. В общем, еще аж в XX веке муж, узнав (или заподозрив) об измене жены, уводил ее куда-нибудь в горы, в укромный уголок. Там она клала предварительно ею же испеченный каравай на голову и произносила вслух: "Нет на тебе вины, муж мой. Не ты меня убиваешь, а опозоренный мною твой хлеб". После чего муж бил ее молотом по караваю.

Это вы в качестве доказательства привели?  :)
Я обидчивый и не в себе, упрямый, поэтому я бьюсь головой о кирпичную стену.

_Swetlana

Цитата: Damaskin от 04 сентября 2022, 23:01
Цитата: _Swetlana от 04 сентября 2022, 22:51Недавно только узнала, что на Балканах была такая скрепа. Не в курсе точно, везде ли, я применительно к Черногории, ее отдаленным горным районам, узнала, но похоже, что везде. В общем, еще аж в XX веке муж, узнав (или заподозрив) об измене жены, уводил ее куда-нибудь в горы, в укромный уголок. Там она клала предварительно ею же испеченный каравай на голову и произносила вслух: "Нет на тебе вины, муж мой. Не ты меня убиваешь, а опозоренный мною твой хлеб". После чего муж бил ее молотом по караваю.

Это вы в качестве доказательства привели?  :)
В Средней Азии жену только по подозрению в измене могли убить, уже в советское время.
Да там и покруче вещи. Вот она, ягодка, в комментариях:
ЦитироватьНу, а ещё была дивная черногорская традиция, зафиксированная ещё в 19 веке и уходящая корнями, видимо, в иллирийскую древность, как групповая дефлорация юной невесты. В начале 19 века есть запись для Герцеговины...

Извините, вам запрещён просмотр содержимого спойлеров.
ἄπαγε σατανᾶς

_Swetlana

Посмотрела Красоту порока. Красивый и грустный фильм.
ἄπαγε σατανᾶς

Наманджигабо

#328
Примитивные таки люди в Черногории. Сейчас расскажу, как надо... Это тоже из собрания оджибвейских текстов Джонса.

Человек, который превратился в медведя.

В давние времена люди собирались для торговли на острове Макино (пролив Макино, соединяющий озера Гурон и Мичиган). Однажды между ними случилась ссора. И один человек сказал своим обидчикам: «Будьте начеку! Когда-нибудь я приду к вам». Вернувшись домой, а жил он на севере оз. Верхнее, он начал колдовать. Пел песни, проводил обряды и готовился навестить тех, кто его разозлил.
Как-то вечером он попросил ещё одного человека пойти с ним, он хотел превратиться в медведя¹. Они отправились на один остров в заливе Нипигон, его называют Опасным островом, потому что там люди прячут свои сумки с магией. Вот туда они и пришли в ночной тишине.
На том же острове, под землёй, была спрятана и сумка того человека. Она была из шкуры медведя². Он достал эту сумку и другие магические вещи. После этого человек начал ходить по кругу и петь своему спутнику: «Я иду в Су Сэнт Мари и ещё дальше. Ты видишь меня? Я иду! Не спи! Жди меня на рассвете!» Он выглядел совсем как медведь. Закончив петь, он ушёл с криком «Ви-хо-хо-хо-хо». Он дышал огнем³. Он направился прямо в воду, оставляя огненный след, который ещё долго был виден.
Его спутник, который остался на острове, не спал. Перед самой утренней зарей он увидел вдали всполохи пламени. Возвращался человек, который превратился в медведя. И когда он вышел на берег, тот, который его ждал, повалил его и прижал к земле. Прибывший воскликнул «Хе-хей» и снова обрёл человеческое обличье.
Он принес с собой два человеческих языка⁴, это были языки людей, которых он обещал уничтожить. А вскоре пришла весть, что два человека умерли во сне.
Вот поэтому в старые времена люди опасались друг друга. По крайней мере не говорили друг о друге плохо. Да и до сих пор некоторые владеют магией, особенно те, которые не христиане.
Вот так...

¹ Колдуны (у оджибве и еще у некоторых народов) часто творят магию в образе медведя, а не человека.
² Мидэ (оджибвейские знахари и колдуны) имели несколько степеней посвящения. Колдовские сумки мидэ высшего ранга были из медвежьих шкур.
³ В пояснении к тексту было указано, что согласно поверьям колдуны во время совершения магических действий дышат огнем.
⁴ Опять же по поверьям, колдуны воздействуют на свою жертву через её рот.


P.S. В этом тексте есть фраза «wii-awi-makokaazod», которая означает «он хотел пойти и превратиться в медведя». Я привел ее как пример оджибвейской инкорпорации в разговоре с одной знакомой, филологом. До того я ей показывал слово, означающее голубичный пирог. Она сделала вывод, что для оджибве превратиться в медведя проще, чем испечь пирог с голубикой. Эту историю я рассказал оджибвейским друзьям. Они ее полюбили и понесли дальше (это судя по их реакции «спасибо, ниджи! Я должен это рассказать. Отличная история!")
"Giishpin izhichigeyan apane gaa-bi-izhichigeyan, megwaa naasaab ge-debinaman apane gaa-bi-debinaman" (с)

Наманджигабо

#329
Да тоже сказка!

Цитата: Генри Логфелло от 10 ноября 1855Если спросите - откуда...



The Origin Of Sausage

Если спросите - откуда
Эти дивные колбаски
С травяным благоуханьем,
Чесночковым ароматом,
Запахом ольхи и дыма,
Я скажу вам, я отвечу:

"...Из лесов, равнин пустынных,
От озер Страны Полночной
Шли однажды оджибвеи,
Очень долго шли. Устали.
И разбили они лагерь
Средь долины Тавазэнта.

Из страны дакотов диких
Шли старушки с сумкой травок,
Где набрали - неизвестно,
Но сума была большая.
Шли шайены с арапахо 
И тащили мясорубку
(Отобрали мимоходом
У какого-то торговца).
Ирокезы шли из леса,
Волокли ольху из леса,
Зрелую ольху, большую,
Ведь ольха всегда полезна.

Пауни с трудом тащили
Жестяной котел огромный.
Еле-еле дотащили,
Бросили среди поляны.
Тут же юркие навахи,
Как из воздуха явившись,
Разожгли под ним поленья,
Ишкоде, костер, содеяв.

Закурили люди трубки,
И послы от всех народов
Порешили: «Быти миру
Средь долины Тавазэнта».

Мише-Моква удивлялся:
«А зачем им всё вот это?»
Цапля сизая, Шух-шух-га,
Что среди осоки бродит,
И сосед ее, бобр Амик,
И их друг, гусь дикий, Вава,
И глухарка, Мушкодаза,
Наблюдали из засады
За собранием народов,
Сходняком врагов старинных.

Лишь могучий Маджикивис
Ничего не притаранил.
Он сидел в своем вигваме,
Как-то странно ухмыляясь,
В боевой раскраске пряча
Странную свою ухмылку.
Они вместе с закадыкой,
Тем, который мощный Квазинд,
Будто знали что заранье, 
Будто что-то замышляли...

Все животные решили:
«Ты пойдешь, олень,  Вавашкеш,
Вместе с кроликом, Вабассо.
Вы пойдете на разведку.
Совершите, братья, подвиг,
О котором будем петь мы.
Вы сходите там, проверьте
Что к чему, потом скажите».

Неумны олень и кролик!
Близко подошли к вивгаму,
В коем скрылся Маджикивис.
Он-то даже и не вышел,
Квазинд быстр оказался.
Не подумав, инстинктивно
Он взмахнул своей дубиной,
Раз всего взмахнул, не больше,
Но попал обоим по лбу.
После этого удара
И Вабассо, и Вавашкеш
Не разведчиками стали,
А едой, костьми и шкурой.

Мише-Моква, вождь животных,
Утром речь сказал такую:
«Хо! Разведка не вернулась.
Видно приняли их славно
Между типи и вигвамов,
Там, в долине Тавазэнта.
Двинем, братья, мы туда же...»
Вот какой скотиной глупой
Оказался Мише-Моква.
А его считали умным.

Люди в лагере делили
Мясо кролика меж всеми,
А оленя положили
Между делом в мясорубку.
Кто-то, мимо пробегая,
Зацепился за железку,
Что торчала где-то сзади -
Тут же совершилось чудо:
Куча мяса превратилась
В фарш, удобный для дележки.

Древние старушки сиу
Травку разделить решили,
Сунули ее туда же -
Травка в порошок истерлась.
Только воины собрались
Получить по доле фарша,
Как из леса крик раздался:
«Мы идем, мы тоже в доле!»

То кричал медведь огромный,
Вождь животных, Мише-Моква.
Всю толпу привел с собою
Поживиться на халяву.
Маджикивис хмуро молвил:
«Что ж мы, отдадим добычу
Или ей делиться станем?»
«Нет, не станем!» - закричали
Воины племен свободных, -
«Лучше всех их – в мясорубку!»

Дали в лоб бобру и цапле,
Гусю, лосю и глухарке,
А медведю Маджикивис
Багамагоном, дубиной,
Самолично вынес челюсть
Со словами: «Несъедобно!»
Всех сложили в мясорубку,
Каждый получил по доле,
По хорошей доле фарша,
Сдобренной дакотской травкой.

Долю каждую сварили.
Подкоптили что не съели,
И пошли в свои селенья
Относить родне подарки.
Те подарки стали зваться
Колбасой, онагиж вкусной.
С той поры ее готовят,
И едят ее повсюду».

Если кто-то ниасилил,
Патамушта многа букаф,
Вы меня уж извиняйте.
В этом виноват Лонгфелло,
Чья цитата выше сказки.
Ощутил вдруг вдохновенье,
Те слова перечитавши
И не мог остановиться...
"Giishpin izhichigeyan apane gaa-bi-izhichigeyan, megwaa naasaab ge-debinaman apane gaa-bi-debinaman" (с)


Быстрый ответ

Обратите внимание: данное сообщение не будет отображаться, пока модератор не одобрит его.

Имя:
Имейл:
ALT+S — отправить
ALT+P — предварительный просмотр