Истории про писателей

Автор _Swetlana, 06 июня 2022, 15:16

« назад - далее »

_Swetlana

Цитата: Рокуэлл от 26 июля 2022, 18:08
Цитата: Виоленсия от 26 июля 2022, 08:50
Цитата: _Swetlana от 22 июля 2022, 18:45Да и рассказы о писателях скорее трагичны, чем смешны. Других писателей у нас нет.
Тогда лучше про других писателей, которых нет. А то заходишь в раздел "Юмор" за чем-то забавным, а там...
...за чем-то комичным, а там внезапно трагичное...  :donno:
У кого юмор английский, у кого ещё какой, а у меня, по прошествии лет, еврейский. Называется "смех сквозь слёзы".
Впрочем, пытаться увеселять собравшихся более не буду. Да и действительность мало располагает к веселью. 
ἄπαγε σατανᾶς

Виоленсия

Это правда.
Впрочем, истории про писателей сами по себе интересны. Как культурное явление. А веселить народ можно другими историями про других писателей. :) Когда настроение появится.

Geoalex

Почему-то все почти все весёлые истории про людей искусства сводятся к тому, как кто-то кому-то нахамил.

Poirot

Цитата: Geoalex от 27 июля 2022, 09:57Почему-то все почти все весёлые истории про людей искусства сводятся к тому, как кто-то кому-то нахамил.
Видать, люди творческих профессий хамоватые.
"Kao da je vrijeme stalo za mene, gubi mi se tlo pod nogama,
Ponekad se pitam, dal' si bio tu ili sam te samo sanjala" (c)

_Swetlana

Цитата: Poirot от 27 июля 2022, 10:09
Цитата: Geoalex от 27 июля 2022, 09:57Почему-то все почти все весёлые истории про людей искусства сводятся к тому, как кто-то кому-то нахамил.
Видать, люди творческих профессий хамоватые.
Про реальную жизнь людей творческих профессий лучше ничего не знать.
Как раз вчера читала у Петрушевской. Она и Григорий Остер издали свои книжки у одного издателя. Потом великий детский писатель Успенский (который непрерывно со всеми судился) посоветовал Остеру своих адвокатов, и эти адвокаты засудили издателя до полного разорения.
Петрушевская встречает Остера: Ну как же так? Ведь он тебя издал!
Остер ей легко так отвечает: А это не я, это мои адвокаты!   
ἄπαγε σατανᾶς

Damaskin

Устав от назойливого внимания со стороны почитателей его таланта, Антон Павлович, проживавший тогда в Ялте, при содействии друга написал следующее постановление:

• О воспрещении приезжающим в Ялту розоволицым гимназисткам из Саратова приходить при встрече с А. Чеховым в телячий восторг и взвизгивать пронзительно «Чехов! Чехов!» .

• О воспрещении ялтинским извозчикам указывать приезжим дачу Чехова как некую местную достопримечательность.

• О разрешении А. Чехову поставить у его дачи саженной величины вывеску с надписью аршинными буквами следующего содержания: «Воспрещается вход дамам-писательницам, как с рукописями, так и без оных».

• Имеющие намерение интервьюировать А. Чехова сотрудники газет с экстренной надобностью знать его мнение о событиях в Китае, конституции на Сандвичевых островах, новой пьесе Сарду и пр., могут получать все интересующие их сведения от дворника Абдула, которому даны соответствующие инструкции.

• Убедительно просят являющихся на дачу А. Чехова дам, кои переживают интересные душевные драмы, звонков не обрывать, цветов не рвать, истерик с пролитием морей изящных слёз не устраивать и дворнику Абдулу физиономию не царапать.

• Поучения толстовцев и буддистов также поручено выслушивать дворнику Абдулу. Бросать в сад А. Чехова через забор визитные карточки не рекомендуется: Абдул сердится. Примечание: Абдул носит с собою суковатую палку.
Я обидчивый и не в себе, упрямый, поэтому я бьюсь головой о кирпичную стену.

Рокуэлл

^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^^

Damaskin

Подарили мне вчера санскритско-русский словарь Кочергиной. Сижу я вечером, читаю его, и вспомнился анекдот о Соболевском.

Когда уже получила повсеместное распространие манера летом ездить в Крым и лежать на пляже, Соболевский тоже отправился на море.
- Что же Вы, Сергей Иванович, на юг ездили? - удивленно спрашивали у него младшие коллеги.
- Ездил, ездил.
- И на пляже лежали?
- Лежал, читал.
- Роман читали?
- Нет, греческий словарь. Знаете, куда увлекательней - куда больше неожиданностей.
Я обидчивый и не в себе, упрямый, поэтому я бьюсь головой о кирпичную стену.

_Swetlana

Цитата: Damaskin от 06 августа 2022, 12:57- Нет, греческий словарь. Знаете, куда увлекательней - куда больше неожиданностей.
А я почти каждый вечер немножко читаю латинский словарь. Пользы никакой (всё забываю), но очень интересно.
ἄπαγε σατανᾶς

Hellerick

Аналогично.
Бесполезнее латинского только китайский словарь. Но тоже люблю полистать перед сном.
Ну, и еще японский -- но там в голове всё же что-то откладывается.

_Swetlana

Цитата: Hellerick от 06 августа 2022, 13:37Аналогично.
Бесполезнее латинского только китайский словарь. Но тоже люблю полистать перед сном.
Я вот буквально два часа назад сидела в одиночестве на кухне и печально размышляла,
что совсем плохая стала: и голова едва работает, и ничего не запоминаю. Очень расстраивалась.
Вы меня прям успокоили  ;D
ἄπαγε σατανᾶς

Damaskin

Цитата: _Swetlana от 06 августа 2022, 13:45Я вот буквально два часа назад сидела в одиночестве на кухне и печально размышляла,
что совсем плохая стала: и голова едва работает, и ничего не запоминаю.

Да, у меня сегодня были точно такие же мысли  :)
Но у меня голова с утра дико болит.
Я обидчивый и не в себе, упрямый, поэтому я бьюсь головой о кирпичную стену.

_Swetlana

Цитата: Damaskin от 06 августа 2022, 15:33
Цитата: _Swetlana от 06 августа 2022, 13:45Я вот буквально два часа назад сидела в одиночестве на кухне и печально размышляла,
что совсем плохая стала: и голова едва работает, и ничего не запоминаю.

Да, у меня сегодня были точно такие же мысли  :)
Но у меня голова с утра дико болит.
Я вчера хотела выпить, но потом передумала.
ἄπαγε σατανᾶς

Damaskin

Цитата: _Swetlana от 06 августа 2022, 15:37Я вчера хотела выпить, но потом передумала.

Нет, у меня не с похмелья.  :)
Я обидчивый и не в себе, упрямый, поэтому я бьюсь головой о кирпичную стену.

_Swetlana

Цитата: Damaskin от 06 августа 2022, 15:38
Цитата: _Swetlana от 06 августа 2022, 15:37Я вчера хотела выпить, но потом передумала.

Нет, у меня не с похмелья.  :)
Безвинно страдаете. Надо было вчера выпить  :)
ἄπαγε σατανᾶς

Hellerick

ЦитироватьИв Гандон (1899-1975 гг.) — французский писатель-фантаст.

Гандон является лауреатом Большой премии Французской академии за роман "Жиневра". С 1957 года по 1959 год писатель был председателем Общества французских литераторов, а в 1969 году был президентом Международной ассоциации литературных критиков.

Однако настоящую известность Гандону принесли украинские СМИ. В июле 2019 года Киевский апелляционный суд признал, что некий гражданин, назвавший "гандоном" мэра города Тетиев Киевской области, имел в виду французского писателя.

_Swetlana

Боянистые театральные байки

Приезжает Папазян в провинциальный театр - играть Отелло. И выдают ему
в качестве Дездемоны молоденькую дебютанточку. Она, естественно,
волнуется. И вот подходит дело к сцене ее убиения. На сцене такая вся из себя целомудренная кровать под балдахином.
И вот легла эта самая дебютантка за этим балдахином ногами не в ту сторону. Открывает Отелло с одной стороны балдахин - а там ноги. Ну - что поделать, закрыл Отелло балдахин и этак призадумался тяжко. А Дездемона сообразила, что лежит не в том направлении, и перелегла. Открывает Отелло балдахин с другой стороны, а там... опять ноги!
После чего продолжать трагедию было, как вы понимаете, уже невозможно.
***
Гастроли провинциального театра, последний спектакль в канун Нового Года - трезвых нет. Шекспировская хроника, шестнадцать трупов на сцене. Финал.
Один цезарь над телом другого должен произнести фразу:
"Я должен был увидеть твой закат
Иль дать тебе своим полюбоваться".
То есть один из нас должен умереть. И вот артист произносит:
- Я должен был увидеть твой... - а дальше забыл, надо выкручиваться, а
это же стихи!... И он таки выкрутился:
- Я должен был увидеть твой... конец! - и задумчиво спросил:
- Иль дать тебе своим полюбоваться?..
И мертвые поползли со сцены...
***
В некой пьесе про пограничников исполнитель главной роли вместо: "...Я отличный певун и плясун!" - радостно и громко прокричал в зал:
"Я отличный писун и плевун!"
***"
Чайка" Чехова. В финале спектакля, как известно, должен прозвучать выстрел. Потом на сцену должен выйти доктор Дорн и сказать: "Дело в том, что Константин Гаврилович застрелился". Но сегодня пауза затянулась.
И выстрела нет. Доктор Дорн, видимо, понимает, что что-то произошло, и нужно спасать положение. Тогда он выходит, долго стоит, все-таки ожидая, что сейчас будет выстрел, но поскольку выстрела по-прежнему нет, он говорит:
- Дело в том, что Константин Гаврилович повесился.
И тут раздается выстрел. Тогда он, еще подумав, произносит:
- И застрелился.
***
Однажды Георгий Товстоногов решил пресечь в своем театре кошачью вакханалию и запретил кому бы то ни было - от уборщицы до примадонны - подкармливать обнаглевших четвероногих. А надо заметить, что среди кошек БДТ была всеобщая любимица - естественно, Машка. Весь театр прятал ее от глаз сурового мэтра, тихо подкармливая и балуя за кулисами. И вот однажды идет репетиция. Товстоногов в ударе, артисты хорошо играют. И вдруг он замечает, что лица актеров напряглись и они явно не думают о спектакле. Артисты со сцены видели, как по центральному проходу совершенно раскованной походкой к ним направляется Машка. Товстоногов заметил ее тогда, когда она подошла к сцене и попыталась запрыгнуть на нее. Но, поскольку Машка была глубоко беременна, она свалилась, чем еще больше усилила напряжение в зале.
Кошка пошла на вторую попытку. Прыгнула и на передних лапах повисла, не в силах подтянуть тело.
"Ну, помогите же ей кто-нибудь",- пробасил Товстоногов.
***
В одном из небольших гоpодов театp пpоездом давал "Гpозy" Остpовского. Как многие, наверно, помнят, там есть сцена самобpосания тела в pекy.
Для смягчения последствий падения обычно использовались маты. И обычно их с собой не возили, а искали на месте (в школах, споpтзалах). А
здесь вышел облом: нет, не дают, и т. п. В одном месте им пpедложили батyт. Делать нечего, взяли, но в сyматохе (или намеpенно) забыли пpедyпpедить актpисy. И вот пpедставьте себе сценy: геpоиня с кpиком бpосается в pекy... и вылетает обpатно. С кpиком... И так
несколько pаз... Актеpы с тpyдом сдеpживаются (сцена тpагическая), зpители в тpансе... В этот момент один из стоящих на сцене пpоизносит:
" - Да... Hе пpинимает матyшка-Волга... "
Актеpы, коpчась, падают, актpиса визжит, зpители сползают с кpесел...
***
На одном из спектаклей "Евгения Онегина" пистолет почему-то не выстрелил. Но Онегин не растерялся и ударил Ленского ногой. Тот оказался сообразительным малым и с возгласом: "Какое коварство! Я понял все - сапог отравлен!" - упал и умер в конвульсиях.
***
Молодой актер впервые участвует в постановке, при чем здесь же играет маститый актер, роль молодого - мала, выйти к маститому на сцену и сказать что-то вроде "кушать подано!", и все! Молодой человек очень нервничает, все-таки с метром в одной сцене, жутко переволновавшись, в полубеспамятстве выходит на сцену и видит немного округлившиеся глаза пожилого партнера, понимает, что что-то не так, совсем теряется, бормочет свою фразу и вылетает со сцены. После спектакля известный актер вызывает его к себе в гримерную, еле живой молодой предстает пред очами мэтра и слышит: "Батенька, ну что ж вы так? Это еще ничего было, когда вы вошли в окно, но когда вы ВЫШЛИ В КАМИН!".
***
Малый театр. На сцене Ермолова. За кулисами выстрел - застрелился муж героини. На сцену вбегает актер А. Южин. Ермолова в страшном волнении:
"Кто стрелял?" Южин, не переведя дыхания, вместо "Ваш муж!" выпаливает: "Вах мух!" Ермолова повторяет в ужасе: "Мох мух?" - и падает без чувств.
***
Актер Иванов-Козельский плохо знал пьесу, в которой играл. Как-то выходит он на сцену, а суфлер замешкался. Тут актер увидел старичка, который вчера изображал лакея и, чтобы не было заминки в действии говорит ему: "Эй, голубчик! Принеси-ка мне стакан воды". Старичок с гордостью ответил: "Митрофан Трофимович, помилуйте, я сегодня граф-с".
***
Сцена спектакля. Корифеи Царев (Ц) и Яблочкина (Я). Обоим под стольник. Диалог должен звучать так:
Я: Кашу маслом не испортишь.
Ответ Ц: - Смотря каким маслом...
На выходе получилось так:
Я: - Машу каслом не испортишь..
Ответ Ц не заставил ждать, с ходу:
- Смотря каким каслом...
Самое интересное, они вообще не поняли, что сморозили. Зрители упали под сиденья. Что поделаешь, возраст... А актеры были величайшие.
***
В финальной сцене "Маскарада" молодой актер должен был, сидя за карточным столом, произнести нервно: "Пики козыри", задавая этим тон всей картине. От волнения он произнес: "Коки пизари", придав сцене совершенно другой, комический характер.
***
Актер забыл слова. Суфлер шипит:
- В графине вы видите мать! В графине вы видите мать!
Актер берет со стола графин и, с удивлением глядя туда:
- Мама, как ты туда попала??!
***
Евгений Евстигнеев в спектакле по пьесе Шатрова "Большевики" выйдя от только что раненного Ленина в зал, где заседала вся большевистская верхушка, вместо фразы: "У Ленина лоб желтый, восковой..." он сообщил:
"У Ленина... жоп желтый!..". Спектакль надолго остановился. "Легендарные комиссары" расползлись за кулисы и не хотели возвращаться.
***
Знаменитый актер Александринского театра Василий Пантелеймонович Далматов как-то совершенно запутался на спектакле. Вместо "Подай перо и чернила" сказал: "Подай перна и черна, тьфу, чернила и пернила, о господи, черно и перно. Да дайте же мне наконец то, чем пишут!"
Гомерический смех в зрительном зале заглушил последнюю реплику актера.
***
Абакан. Сей славный город, помимо того что является столицей автономной республики Хакассия, имеет два драматических театра - один, так сказать, городской, а второй - республиканский. Вот в нем и произошла эта невероятная, но совершенно правдивая история. Ставили бессмертное творение А. С. Пушкина "Евгений Онегин". В одной из последних сцен, Евгений (Е) прибывает на бал к своему старому другу (Д) и видит Татьяну (в малиновом берете). При этом звучит следующий диалог:
Е. - Кто там в малиновом берете с послом турецким говорит?
Д. - Так то жена моя.
Е. - Так ты женат?
Д. - Уже два года!
Ну, и далее по ходу пьесы.
Так вот. Во-первых, реквизиторы не нашли малинового берета и заменили его зеленым. А, во-вторых, артист, игравший мужа Татьяны, и актриса, игравшая Татьяну, были брат и сестра. Вот что из этого получилось.
Премьера. Зал битком набит местным бомондом и просто любителями театра.
Входит Евгений, подходит к другу и ищет глазами яркое малиновое пятно... его нет... находит глазами Татьяну... Далее диалог:
Е. - Кто там... в ЗЕЛЁНОВОМ берете?
Д. (которого перемыкает от данной реплики...) - Так то СЕСТРА моя!
Е. (который чувствует, что что-то не то происходит, но до конца еще не осознал) - Так ты сестрат?!
Д. - Уже два года!
Обычно такие вещи проскальзывают мимо внимания публики, но в этот раз зал грянул... и, увы, не аплодисментами...
ἄπαγε σατανᾶς

Damaskin

Александр Панкратов-Черный вспоминает, как в 65-м году посетил "Таганку":

"В один из таких приездов мы с другом Витей попробовали в первый раз попасть в Театр на Таганке. Нас, конечно, не пустили. Витя вернулся на вокзал к тёте, а я решил постоять – может быть, удастся проскользнуть на спектакль. Шёл «Добрый человек из Сезуана». Подхожу к служебному входу, смотрю, стоит Николай Бурляев в белом военном полушубочке. Он тогда уже был популярным артистом после «Иванова детства». Рядом с ним стояла симпатичная хрупкая девушка. Как потом выяснилось, это была Ирина Роднина – они дружили. Я к Бурляеву нагло подхожу и говорю:
– Николай, вы можете мне помочь пройти? Я приехал из Горького, студент театрального училища.

Он отвечает:
– Ты что, мальчик, с ума сошёл! Сейчас Высота выйдет, не знаю, проведёт ли он меня.
– А Высота – это кто?
– Владимир Высоцкий.
Я решил ещё постоять. Выбегает Высоцкий:
– Колька, давай, только быстро! И по-тихому – наверх. И ты, парень, не отставай!
Это он уже обратился ко мне, думая, что я в компании с Бурляевым.
Закончился спектакль, я решил зайти в гримёрную, поблагодарить Владимира Семёновича. Спускаюсь в какой-то подвал, а там уборщица полы шваброй протирает. Я у неё спрашиваю:
– Тётенька, а как пройти в гримёрную к Владимиру Семёновичу Высоцкому?
– Да вон они сидят там все, – проворчала она.

Я захожу в гримёрную, там сидят действительно все: Боря Хмельницкий, Виталий Шаповалов, Валера Золотухин и Владимир Семёнович. Я здороваюсь. Они переглядываются: кто такой?
А Высоцкий меня узнал:
– Так это ты с Колькой Бурляевым приходил?
– Я.
– Ты откуда?
– Из Горьковского театрального училища.
– Мужики, налейте парню.
Я засиделся с ними, уже и забыл, что мой поезд ушёл, что ночевать мне негде.
Заходит та же ворчливая уборщица:
– Хватит тут сидеть, разгильдяи. Освобождайте помещение. Уже полночь!

Мы поехали в ресторан ВТО (Всесоюзного театрального общества, сейчас – ресторан «Дом актёра») на Тверскую (тогда улицу Горького). Посидели, выходим, а Высоцкий спрашивает:
– Слушай, а ты где ночуешь-то, парень из Горького?
– На вокзале, наверное.
– Ты что, с ума сошёл – на вокзале! Поедем.
И привёз меня к своему другу режиссёру Лёве Кочаряну, где я и заночевал."

https://foto-history.livejournal.com/16920456.html
Я обидчивый и не в себе, упрямый, поэтому я бьюсь головой о кирпичную стену.

Damaskin

Про баснописца Ивана Крылова и древние языки.

Разговорились однажды у Оленина, как трудно в известные лета начать изучение древних языков. Крылов не был согласен с общим мнением и вызвал Гнедича на заклад, что докажет ему противное. Дело принято было всеми за шутку, о которой и не вспоминал никто. Между тем Крылов, сравнительно с прежним, реже видался с Гнедичем, давая знать ему при всех встречах, что пустился снова играть в карты. Через два года, у Оленина же, он приглашает всех присутствующих быть свидетелями экзамена, который Гнедич должен произвесть ему в греческом языке. Раскрывают в ,,Илиаде" одно место, другое, третье — и так далее. Крылов все объясняет свободно. Каково было при этой новости всеобщее удивление, особенно Гнедича, который узнал, что приятель его без помощи учителя, сам собою, только в течение двух лет достигнул того, над чем сам Гнедич провел половину жизни своей! Но Крылов не собирался извлечь из этого никакой выгоды ни себе, ни обществу: он удовольствовался только тем, что выиграл заклад у Гнедича и развеселил приятелей своих. Правда, он купил всех греческих классиков и прочел их от доски до доски. На чтение их он употреблял все свои вечера перед сном. Потому-то греческие книги у него уставлены были под кроватью, откуда легко было доставать ему всякую, как только в постели приходила ему охота к чтению. По окончании экзамена он охладел к греческим классикам и не дотрагивался до них несколько лет. Раз как-то он протянул было под кровать руку за Эзопом, но там уже не осталось никого из греков. Служанка Крылова, заметив, что эти пыльные книги никогда не читаются, и подумав, что, как бесполезные, нарочно брошены они под кровать, вздумала употреблять их каждый раз на подтопку, когда приходилось топить печь в спальне.

(П. А. Плетнев).
Я обидчивый и не в себе, упрямый, поэтому я бьюсь головой о кирпичную стену.

_Swetlana

Цитата: Damaskin от 11 сентября 2022, 19:11По окончании экзамена он охладел к греческим классикам...
Как я его понимаю! Правда, я охладела гораздо раньше.
ἄπαγε σατανᾶς

_Swetlana

Вот я, наконец, узнала, кто перевёл Декамерона и Сервантеса.
https://www.facebook.com/profile.php?id=100000700270259

Любимов Николай Михайлович (1912-1992).
По отцовской линии Л. из священнослужителей и сельских учителей, по материнской – из родовитого дворянства, и, оглядывая свою жизнь, Л. всегда помнил: «Крестным отцом моей бабушки с материнской стороны был Александр Второй», дедушка служил губернатором в Вологде, а «дальняя родственница моей матери, графиня Анастасия Васильевна Гендрикова, фрейлина последней русской императрицы Александры Федоровны, добровольно разделила участь царской семьи. Ее упоминает в своем дневнике Николай II ("Настенька Гендрикова")».   
Богобоязненной семье Л., родившегося в провинциально тихом Перемышле на Оке, бежать бы из безбожной Совдепии куда глаза глядят, но они остались, и в интервью «Независимой газете», данном месяца за три до смерти, Л. вспомнил стихотворение Волошина «На дне преисподней», заканчивающееся словами о России: «Умирать, так умирать с тобой // И с тобой, как Лазарь, встать из гроба!»
Что же до большевиков, то их Л. с самого детства понимал как оккупантов и палачей, с которыми невозможно бороться, но нужно, сколько получится, держаться от них подальше. Вот и учиться после девятилетки с педагогическим уклоном он, хотя, - со собственному признанию, - «терпеть не мог говорить на каком-нибудь другом языке, кроме русского»,  поступил не на идеологизированные литфак или истфак, а в Институт новых языков (1930), где марксистским волапюком душили не слишком, зато преподаватели были первоклассными, и выученные еще в Перемышле чужие языки стали для пытливого юноши почти такими же родными, как речь матери и бабушки. 
Взявшись на третьем курсе за пьесы Мериме, за статьи, рассказы и письма французских писателей, Л. уже попробовал свои силы в переводе, но со службы в издательстве «Academia» его вскоре сорвали: несколько месяцев ни за что ни про что в тюрьме и ссылка в Архангельск (1933-1937). И это Л., - говорит его сын Б. Любимов, - еще «повезло. <...> Думаю, пробудь он в архангельской ссылке еще хотя бы полгода, получил бы новый срок».
Жизнь как бы то ни было продолжилась, и Л., в своих мемуарах с живописнейшими подробностями описавший мир своего детства и юности, в рассказе про жизнь под коммунистами чрезвычайно скуп. Так что и знаем о ней мы немного: редактировал чужие переводы, переводил и сам по преимуществу «для заработка, - как рассказывает Б. Любимов, - какие-то чудовищные романы "левых" латиноамериканских писателей»,  в 1942 году был принят в Союз писателей, пользовался благорасположением Б. Пастернака, Е. Булгаковой, Т. Щепкиной-Куперник, вообще старорусской московской интеллигенции, терял друзей, которые попадали в сталинскую мясорубку, жил, случалось, впроголодь, и крупные удачи пошли только за гранью 1940-1950-х годов.
Зато какие удачи: за мопассановским «Милым другом» последовал «Дон-Кихот» Сервантеса (1951), перевод которого намеревались выдвинуть на Сталинскую премию, но не успели. А дальше, дальше, дальше –  «Мещанин во дворянстве» Ж.-Б. Мольера (1953), «Тартарен из Тараскона» А. Доде (1957),  «Госпожа Бовари» Г. Флобера (1958), «Синяя птица» М. Метерлинка (1958), «Гаргантюа и Пантагрюэль» Ф. Рабле (1961), «Легенда об Уленшпигеле» (1961), «Хроника царствования Карла IX» П. Мериме (1963),«Декамерон» Дж. Бокаччо (1970), «Безумный день, или Женитьба Фигаро» и «Севильский цирюльник» П. Бомарше (1973), «Коварство и любовь» Ф. Шиллера, «Жан-Кристоф» Р. Роллана, шесть из семи романов цикла «В поисках утраченного времени» М. Пруста.
Что ни книга, то литературный памятник, верный кандидат в 200-томную «Библиотеку всемирной литературы», одним из вдохновителей и редакторов которой по естественному праву впоследствии стал Л.   
Семья наконец-то вышла из нужды, вместо 11-метровой комнатки в коммуналке, где работал Л. и где даже в весенний солнечный день приходилось зажигать лампу, в 1957 году удалось купить квартиру в писательском кооперативе около метро «Аэропорт». И можно было уже самому себе устанавливать правила: например, современных западных писателей в расчет вообще не принимать и из классики переводить только то, что сердцу мило, а за нелюбимых О. де Бальзака, В. Гюго или Э. Золя вовсе не браться. Или: никогда не переводить по подстрочникам, всякий раз обновляя для работы свое знание французского, испанского, итальянского, немецкого, но равным образом и меняющегося в живом обиходе русского языка.
ἄπαγε σατανᾶς

_Swetlana

Всякое правило, понятное дело, не без исключений, и прозаическую версию армянского эпоса «Давид Сасунский» Л. перевел все-таки по подстрочникам, а, когда однажды деньги потребовались срочно, Л. переложил на русский язык посредственный роман нашего современника А. Лану, не преминув, впрочем, на книге, подаренной сыну, оставить саркастическую эпиграмму: «Нам жизнь велением судьбин // На краткий срок дана, // Так не читай, любимый сын, // Вот этого говна».   
Властям Л. не прекословил, но, по крайней мере, в оттепельные и послеоттепельные времена прислуживаться и даже прислушиваться к ним тоже не находил нужным. Так, в ответ на начальственный упрек, что ходит, мол, в церковь, не скрываясь дружит со священниками и регентами, а это советскому писателю не к лицу, с неуступчивой кротостью ответил: «Я – верующий», - и от него отвязались. Без всякой симпатии относясь к поведению А. Терца и Н. Аржака, а тем более к их сочинениям, от участия в травле отказался: «Не дело писателей заниматься судебными процессами», – и от него отвязались тоже. Единственной, кажется, коллективкой, которую он с охотой подписал, стало совместное с В. Виноградовым и К. Фединым письмо в «Литературную газету» (23 июня 1962 года) с настойчивым предложением поскорее издать книги М. Бахтина. 
Жизнь оказалась длинной и треволнений в ней, разумеется, хватало, но, читая его трехтомную книгу «Неувядаемый цвет», названную по знаменитой православной иконе, не устаешь изумляться тому миру и тому ладу, которые Л. десятилетиями носил в душе. Христосиком отнюдь не был, его отзывы о вождях – едва не коллекция русской бранной лексики, да и в Симонове или Эренбурге он видел всего лишь «потаскушек, залихватски форсивших своим ремеслом», и уж тем более не жаловал «всех Недогоновых, Суровых, Ажаевых, Грибачевых, Бубенновых, Бабаевских, Полевых, которых в наши дни можно заставить читать только, как говаривали встарь, за непочтение к родителям». 
Но это всплески темперамента, вообще-то настроенного на элегический тон, на воспевание русской природы, русских обычаев и всего объема русской культуры – от церковного пения до поэзии Пастернака и живых традиций Московского Художественного театра.
Даже странно: отдав жизнь продвижению европейских шедевров в Россию, Л. ни разу не побывал нигде дальше Прибалтики и по строю своих убеждений, по образу своих переживаний западником никак не был, и, наверное, прав Д. Самойлов, назвавший его «почвенником», вот только «заоблачным».
Власти зарубежных стран его заслуг в области культурного диалога ничем не отметили. Так Л. и ушел из жизни – с одной только Государственной премией СССР, когда был завершен титанический проект «Библиотеки всемирной литературы» (1978).
Да, и еще. В родном Перемышле ему недавно поставили памятник – единственный, кажется, памятник единственному переводчику в нашей стране. 
Соч.: Перевод – искусство. М.: Сов. Россия, 1982; Несгораемые слова. М.: Худож. лит., 1983; Неувядаемый цвет: Книга воспоминаний. В 3 тт. М.: Языки славянской культуры, 2000-2006; Книга о переводе. М.: Б. С.Г. –Пресс, 2012.
ἄπαγε σατανᾶς

00000


00000


_Swetlana

Цитата: Leo от 13 сентября 2022, 02:18Перемышль который в Польше сейчас?
Город был ставлен в 12-м веке по приказу Князя Юрия Долгорукого. Название получил, если верить историкам, в честь Галицкого Перемышля.
     В 12-м веке, когда Русь донимала кочевничья комариная рать, многие искали покоя на северах, коими тогда считались земли Залесские и Приокские. Так и собралась Русь Залесская, вдали от границ, в глухих лесах, но на высоких прибрежных мысах, словно гнездовья орлиные, возводились крепости, да ставились ремёсла при них.
     И зодчие те, неведомые для летописцев, зато друг другу ведомые, строили всё, словно под невидимое лекало, строили по единому древнерусскому плану. И называли свои крепости по названиям им известным по прежним землям. Оттого и в Залесье появлялись именные близнецы Перемышль, Переславль, Звенигород, Галич
     С этим городом сегодня уверенно ассоциируют Перемышльское городище, которое находится рядом с селом Перемышля южнее Калуги.
     Город был расположен на высоком мысу левого берега Оки между старицей и новым руслом в трёх километрах от устья реки Жиздра.
     Крепость города была защищена валом, строенным в древнерусском конструктиве. За валом стоял посад, где работали гончары, которые делали керамику для самых различных нужд.
     Перемышль Калужский часто путают в летописях то с Московским, то с Галицким Перемышлями.
     Перемышль на Оке оказался плодовитым на производство разных княжеских родов. Отсюда вышли рода Воротынских и Горчаковых. Воротынские много сделали для улучшения Храмового хозяйства города.
     В 14-м веке Перемышль относится к Великому Княжеству Литовскому.
     В конце 16-го века Перемышль был разорён крымскими татарами.
     В 16-м веке вокруг города стояли высокие стены о восьми башнях. Но несмотря на хорошие укрепления, город постоянно подвергался нападениям и разорениям от польско-литовских войск.
     К концу 17-но века все деревянные укрепления города обветшали, необходимость в них отпала, поскольку все границы были отодвинуты от Руси на все четыре стороны.
     В 1596-м году Борис Годунов присылает строителей в Перемышль, чтобы укрепить городок.
     В начале 17-го века наступает Смутное время Перемышль страдает от Лжедмитрия Второго, затем от казаков.
     В 1611-м году на него нападают казаки.
     В 1612-м году в Перемышль приходит Литва под предводительством Сапеги.
     В 1708-м году Перемышль приписан к Смоленской губернии.
     В 1719-и году город находится в составе Калужской провинции Московской губернии.
     В 1776-м году Перемышль является уездным городом Перемышльского уезда Калужского наместничества.
     В 1777 г. Перемышль стал уездным городом и получил свой регулярный план.
     В 1796-м году Перемышль был окопан рвами. В это же время город введён в состав Калужской губернии.
     Начиная с 1925-го года Перемышль утрачивает чин города и переведен в ранг сельского поселения.
     Здесь часто бывал Циолковский, у него тут было построено специальное помещение вроде обсерватории.
https://proza.ru/2020/06/03/88
ἄπαγε σατανᾶς

Быстрый ответ

Обратите внимание: данное сообщение не будет отображаться, пока модератор не одобрит его.

Имя:
Имейл:
ALT+S — отправить
ALT+P — предварительный просмотр